НЕ ЗАРЫТЬ БЫ ТАЛАНТ

«Учительская газета», №50

 Клуб ценителей русского языка, «Словари XXI века»

Не зарыть бы талант

Речевые способности можно развивать до 40 лет

Психологи хорошо знают, что человек, плохо представляющий себе цель своей деятельности, склонен принимать за нее все что угодно, чаще всего — что-нибудь промежуточное, не слишком важное. Догадываетесь, к чему я веду разговор? Конечно же, опять к ЕГЭ. Поскольку я преподаю русский язык, то — к ЕГЭ по русскому языку. И к тому, что школьные учителя, озабоченные подготовкой к ГИА и к ЕГЭ, чуть ли не с 6-го класса нередко забывают объяснить неразумным питомцам, что по-настоящему знать родной язык — это великое счастье, за которое стоит бороться.

Родной язык дает нам возможность общаться с окружающими. (А уж как общаться — размышляя о мирах или выплескивая неразвитые эмоции с помощью трех-четырех матерных корней, пресловутого «блина», «жести», «вау» и пары-тройки обычных слов в обрамлении неизменных «прикольный» или «крутой», — решаем мы сами…) Родной язык дает нам возможность познавать устройство окружающего мира, используя социальный опыт. Родной язык дает нам возможность выражать свое «я», раскрывая другим свой внутренний мир, свой опыт, мечты, стремления, чувства, знания, представления, поэтические образы, рожденные нашим воображением. Родной язык позволяет нам упорядочивать хаос, существующий и вокруг нас, и в мире наших внутренних представлений. Но разве часто на уроках русского языка мы говорим с учениками об этом?

При всем разнообразии существующих тестов интеллекта и используемых в них критериев все они учитывают следующие 7 базовых способностей:

  1. способность распознавать зрительные образы;
  2. память;
  3. способность мысленно преобразовывать пространство;
  4. способность улавливать закономерности в ряду букв, цифр или фигур;
  5. способность к вычислениям;
  6. способность раскрывать значения слов;
  7. способность быстро подбирать слово по заданному критерию.

Итак, две из семи базовых интеллектуальных способностей речевые: способность понимать сказанное и способность выражать мысли. Обратим внимание: способность писать без ошибок к этим речевым талантам, дару слушателя-читателя и дару рассказчика-писателя отношения не имеет. Зато освоение правописания связано со всеми другими базовыми интеллектуальными способностями, кроме вычислительной. Для мифической «врожденной» орфографической грамотности важны разные виды памяти (зрительная, слуховая и моторная) и способность распознавать образы, а еще такие особенности организма, как скорость передачи информации от одной зоны мозга к другой и координация работы различных зон мозга. Для пунктуирования существенны способности распознавать зрительные образы, улавливать закономерности в сложных знаковых последовательностях, отчасти — преобразовывать пространство и раскрывать значения слов (пунктуационная грамотность все-таки немного зависит от речевых способностей), а также память. А на каких уроках развивается способность понимать значения слов — дар слушателя-читателя? В первую очередь на уроках русского языка (особенно при работе со словарями), на математике (решение текстовых задач требует умения понять условие и перевести его в формальную запись) и на чтении (в младших классах учителя стараются объяснять малышам все непонятное). На литературе, где старорежимно воспитанные учителя еще читают и толкуют фрагменты классических текстов (хотя, увы, знание историко-литературных и теоретико-литературных фактов в экзаменационных тестах востребовано больше). Наконец, на истории, биологии, физике и всех других уроках: ребенку каждый день встречаются непонятные термины, и ему приходится их осваивать. К сожалению, школьные учебники по географии, биологии, химии и прочим предметам написаны далеко не всегда хорошо, а многие учителя злоупотребляют требованием заучивать дефиниции, но это тема особого разговора.

Способности рассказчика школа перестала развивать, когда отменили устные экзамены. Теперь дети развивают талант рассказчика самостоятельно — дома (тут уж кому как с родителями повезло), во дворе и в школьных коридорах.

Способности писателя традиционно развивала многолетняя подготовка школьников к выпускному сочинению, которую упразднили, введя ЕГЭ по русскому языку. Так что начиная с 9-го класса русисты учат не писать, а сдавать ГИА и ЕГЭ. А это совсем разные вещи. Бесконечные доклады и рефераты, которыми нагружают детей все учителя, оборачиваются бессмысленным скачиванием из Интернета (написание реферата можно превратить в полезное учебное упражнение, но это особая тема). Итак, уроков, на которых детей учат писать, в школе не осталось. Приходится уповать только на то, что наши питомцы освоят все сами. Как Гавриил Романович Державин во времена оны:

«Тогда же, еще в Казани, он стал сочинять и сам. Теперь, в ночной тишине казармы, порой продолжал свои упражнения: без правил, по слуху писал стихи, подражая сперва все тем же Ломоносову и Сумарокову, а потом прочитанным в Петербурге немцам: Галлеру, Гогедорну. Выходило коряво и неуклюже; ни стих, ни слог не давались, — а показать было некому, спросить совета и руководства — не у кого. Впрочем, он вскоре закаялся следовать высокому ладу славных пиитов. Для торжественных од и важных предметов он не располагал ни ученостью, ни знанием жизни. Олимпийцев он путал, царя видывал разве что на разводах. Он решил впредь не гнаться за Пиндаром и петь попросту, в таком роде:
Чего же мне желать?

Пишу я и целую

Анюту дорогую».

(В. Ходасевич. «Державин»)

Гении, конечно, и без нас справятся. Но давно известно, что люди не бывают поголовно талантливы и что любые способности можно развить. Или загубить…

Учебный предмет под названием «Русский язык», как мы видим, приспособлен для развития почти всех базовых интеллектуальных способностей человека. Даже обучение орфографии, которое только ленивый не ругает, служит благородному делу развития интеллекта ученика! Вот только странно: существующая система обучения русскому языку, родному для большинства детей России независимо от их национальности, оказалась сейчас неприспособленной к развитию речевых способностей ребенка. Выпускной экзамен не ориентирует на развитие речи ни детей, ни родителей, ни учителей, и если «кто-то кое-где у нас порой» упорно сопротивляется Болонскому процессу и заставляет детей писать сочинения, то это исключительно по привычке, заслуживающей восхищения и поощрения.

Психологи знают удивительные вещи. Еще в конце 1960-х годов исследователи под руководством Б.Ананьева установили, что в отличие от всех физиологически обусловленных способностей (умения различать звуки, цвета, остроты зрения, дара совершать сложные скоординированные движения и прочих), которые достигают максимума в период 18-25 лет, а после 30 постепенно ухудшаются, речевые способности продолжают активно развиваться не менее чем до 40 лет и остаются практически неизменными до 60-летнего возраста, после чего начинают медленно снижаться.

Речь можно развивать до 40 лет! А большинство перестает об этом заботиться в 18, сдав в вузе экзамен по русскому языку и культуре речи. Счастливое меньшинство — это в основном люди творческих профессий: писатели, сценаристы, журналисты, пиарщики, ученые, преподаватели. Среди них — гении речи: прирожденные писатели и мастера устного жанра, одаренные Богом критики и аналитики. Вокруг гениев — те, кто понял, что совершенное владение родным языком помогает достичь успеха в любом деле, и самостоятельно отшлифовал свои речевые способности. А вокруг — косноязыкая толпа не умеющих ни читать, ни писать.

Вот о чем надо думать учителю при подготовке к уроку.

Светлана ЕВГРАФОВА, кандидат филологических наук, доцент Российского государственного гуманитарного университета

0 712